novich_ok: (Default)
Я, есличо, за квотинование. Полное.
На каждом предприятии должно быть 50% женщин и 50% мужчин. На каждую специальность должны набирать 50% женщин и 50% мужчин. Более того, специально обученные люди должны следить, чтобы работу мужчины и женщины выполняли в одинаковых объемах. И декретный отпуск — 50% мужчин и 50% женщин. И больничный — 50% мужчин и 50% женщин.

Вот приходишь такой, говоришь — я хочу устроиться разнорабочим, ящики таскать. А тебе — хер. У нас по женщинам недобор, штрафы платим. Или вот хочешь в декретный отпуск, а тебе — не-не-не, распоясались вы, мужики. У нас 55% мужчин в декретных отпусках, мы не имеем права. Или жена идет или никто.

Вот тогда наступит равенство и благодать. Даже будут специальные комиссии, которые смотрят: вот, 8450 женщин насосали себе по машине. Все, стоп. Пока мужчины до 8450 не дососут, нельзя.
novich_ok: (Default)



А мне попадались женщины, считающие себя феминистками и утверждающие, что ходить надо только в длинных платьях, и что носить мини или шорты — значит быть покорными мужскому сексуальному рабству*.  Как-то так. Пока турчанки пытаются отстоять свое право на шорты, украинки от шорт отказываются. Бо, бач, експлуатація.

* В смысле что мужчины рабовладельцы, а не наоборот.
novich_ok: (Default)
Моя дружина постійно купує собі нові платтячка. І туфлі. І щодня вкладає волосся. І ще в неї різні креми, і туш, і тіні, і помада, і парфуми.

Так вийшло, що за рік на її роботі з моєю дружиною почало консультуватися багато жінок. Де купити платтячко, а чи підійде такий фасон, а які парфуми стійкі і недорогі тощо.

І ось виявилось, що з-поміж співробітниць є одна умовна феміністка. Вона постійно всім розповіда, що, наприклад, треба вдягати не гарне, а зручне. І що волосся вкладати не обов’язково. І що креми — то чоловіки вигадали, аби на довший час робити з жінки прикрасу. Ну а платтячко — то взагалі кайдани. А усі ті дієти та похудання — то ще гірше, то форма контролю над жінками, засіб приниження гідності та самооцінки.

Ось приходить до моєї дружини подруга, з якою вони разом обирали біжутерію. Каже — та паскуда зовсім настрій спортила. Я прийшла у новому платтячку, гарне, легке, а та каже — о, вдягнула кайдани чоловічого рабства.

Оскільки та умовна феміністка дістала багатьох, почався якійсь стихійний супротив.

Жінки атакували концепцію "вдягати не гарне, а зручне". По-перше, можна вдягати і гарне, і зручне. Тобто протиставляти гарне зручному — то риторичний прийом, а насправді можна поєднувати. По-друге, через свою жахливу комлекцію та умовна феміністка вдягає досить важкі речі, і у спеку легке платтячко набагато зручніше.

Жінки атакували концепцію, що дієти та спорт то форма контролю. Бо, коли важиш 60 кг, а не 110, то і легше рухатись, і ноги менше болять, і взагалі якось щасливіший, і проблем зі здоров’ям менше. І самооцінка-гідність гірші в тих, хто 110, а не в тих, хто 50-60.

Жінки атакували концепцію про догляд за тілом. Тобто принаймні має бути мінімальний якійсь догляд, аби не тхнуло потом, аби волосся не було жирним та скуйовдженим. Ну і піти позагоряти у вихідні і поплавати — то норм, а не форма приниження чоловіків жінками.

Кажуть, довели ту панянку до сліз і до нервового зриву. Не того зриву, коли людині погано, а того, коли людина бере стільця і починає ним бити іншу людину. І ще кажуть, що ту панянку будуть звільняти, бо коли один співробітник так бореться за права другого, що б’є того другого стільцем, то якось недобре.

Ми багато спілкувалися з дружиною на цю тему.

Вона вважала себе винною, що ту панянку звільняють. Не на 100% винною, але все одно. Каже, може, коли б я була скромнішою, це не призвело б до конфлікту.

Я намагався пояснили про те, як люди мислять і вкотре натякав, що гарно було б прочитати книгу "Психологія впливу".

Просто ось взяти, наприклад, мене. Я важу 90 кг, вдень проходжу пішки більше 10 км і уникаю солодкого. Бо розумію, що в мене зайва вага. Зараз я загруз десь в рівновазі, і, якщо буде більше вільного часу, почну зменшувати вагу за рахунок збільшення навантажень.

Інша людина, коли розуміє факт, що в неї зайва вага чи ще якась вада, постає перед вибором. Або їй почати прикладати зусилля для усунення чи зменшення вади, або змінити своє світосприйняття, щоби не вважати те вадою. Зменшувати ваду — важке рішення. Я навіть не розумію, як я вмовив себе ходити по 10 км на день. Легше поставити собі твердження-підпірку. Ну тобто я не товста, в мене просто кістка широка. Взагалі, що то за хворобливий ідеал краси, до 70 кг? Жінка може бути гарною і при 80 кг. Взагалі ті обмеження ваги — то форма контролю чоловіків над жінками. Їм подобаються худорляві, а жінки через це страждають. Жінка, що вільна від чоловічого пригнічення, може їсти смаколики, скільки хоче. 100 кг — то символ жіночості і незламного опору.

Так поступово в людини формується викривлене світосприйняття. До неї не достукатися. Бо усі ті концепції, вони, по-перше, прикривають вразливе місце, а, по-друге, частково правдиві.

Ну тобто чоловіки нав’язують свої ідеали краси, це правда. І ці ідеали красоти — то худорлява жінка. Але чи треба жирнішати і шкодити своєму здоров’ю, лише щоби довести свою незалежність від чоловічих забаганок?

Також чоловікам більше до вподоби жінки з макіяжем та гарно вкладеним волоссям. Це ніби вимога чоловічого світу. Але відмовлятись користуватися кремами та не мили голову по кілька тижнів — то якась дивна форма протесту. Розумніше знайти комфортний для себе режим гігієни. Відмовитись від тушу та тіней, коли так кортить, лишити лише креми.

Але це не пояснили зараз тій панянці. Вона певно вважає себе жертвою купи нерозумних вівець, що підкоряються волі чоловіків. Вона певно не вважає, що ви взагалі маєте якусь точку зору чи власні бажання, вона вважає, що ви виконуєте бажання чоловічого світу. Навіть коли просто ввечері змиваєте з себе бруд і піт.

— Як ватніки, — раптом сказала дружина.
— Як ватніки, — погодився я.
novich_ok: (Default)
Получилось интересно.
В Украине есть много нелегальных публичных домов. Крышевались ментами.
Сейчас, видать, с крышеванием все трудней.
Поэтому на перспективу вылезли с легализацией.

Получается:
Сторона А: хозяева публичных домов с "за легализацию".
Сторона Б: церковники. Против легализации, за сохранение текущего положения вещей.
Ну и сторона В: феминистки. Которые против легализации и против текущего положения вещей.
novich_ok: (Default)
Черный феминизм — это борьба чернокожих женщин за права чернокожих женщин.
Появился, если вкратце, потому, что, когда белые женщины символически жгли бюстгальтеры, черные женщины были рады устроиться швеей на завод по пошиву этих бюстгальтеров.
novich_ok: (Default)
В то время, как Украина нуждается в полноценной второй волне феминизма, в нормальных странах вроде США все чаще звучит такой термин, как постфеминизм. Что это вообще такое?

Одной из явно постфеминистических работ считается "Кто украл феминизм? Как женщина предала женщину" Кристины Хофф Соммерс. Там довольно много интересного, и, думаю, вам бы стоило самостоятельно изучить эту работу, так как это скорей расследование, чем литература.

Я со своей стороны попробую описать единую картину.

1. За период второй волны феминизма были достигнуты многие из поставленных феминистками США целей.
2. При этом, например, чернокожие женщины США считают, что феминистическое движение в США было ориентировано на белых женщин, и не только не торопилось защищать права женщин с другим цветом кожи, но и замалчивает их вклад. Это привело к появлению достаточно мощного "черного" направления феминизма, который достаточно сильно сегрегирован от "белого" феминизма. Представители сексуальных меньшинств отмечают трансляцию феминистками концепции бинарной гендерной модели, в которой нет места тем, кто изменил свой пол, считает себя другого пола или вообще не определился со своей гендерной принадлежностью.
3. При этом растет поколение женщин, которое пользуется всеми достигнутыми на данный момент правами, но не планирует посвящать себя дальнейшей борьбе. Несмотря на борьбу феминисток с гендерными ролями, это поколение женщин не видит ничего плохого в том, чтобы выглядеть сексуально.
4. При этом, хотя феминистки и продолжают в целом придерживаться концепции мужского мира, который угнетает женщин, хотя в США это давно не так.
5. Не только "не так", но и существует мощное феминистическое лобби, при котором невероятно трудно занять какой-либо ощутимый пост или должность, не получив одобрения от представительниц феминистических организаций.
6. При этом некоторые известные феминистки пытаются поддержать концепцию "мужского мира" искажая факты. Так Наоми Вольф и Глория Штейн утверждали, что в США, стремясь соответствовать идеалам красоты, от анорексии умирает около 150 000 женщин в год, тогда как реальные показатели находятся в диапазоне 100-400. Так Шайла Кюэл и Лаура Фландерс голословно приводят данные о росте домашнего насилия на 40% во время Суперкубка, и это тиражируется СМИ.
7. При этом достаточно распространено, когда работы ученых-мужчин, что не соответствуют взглядам феминисток, объявляются гендерно-предвзятыми.

В контексте этого постфеминизм рассматривается в качестве периода, в который акцент будет смещен с борьбы женщин за свои права на равноправное существование. При этом будут исправляться перекосы, перегибы и недочеты, появившиеся за период второй волны феминизма. Т. е. будет строиться общество, в котором у женщин, гомосексуалистов, трансгендеров и мужчин будут равные права и возможности, независимо от цвета кожи, вероисповедания и т.д.
novich_ok: (Default)
Где-то в 94 я, во многом наивный студент, впервые попал на семинар по ненасилию, проводимый Советско-Американской гуманитарной инициативой Голубка. В целом действия инициативы были направлены на повышение экологической грамотности, на развитие гражданского общества, на создание общественных организаций и гражданских инициатив, на защиту прав женщин.

Так получилось, что мне было интересно участие в этой теме и я решил принять участие. Материалы были переведены весьма странно, часто созданы без учета наших реалий. Одни лишь бейсбольные термины вроде питчера чего стоили!

При этом несколько человек, что вели это, или плохо владели языком, или банально не имели времени на правки и улучшения материалов. Тогда я имел доступ к 386 с винчестером на 100 мб, двумя мегабайтами оперативки, WFW 3.1 (не 3.11) с Ms Works. Правда, работать можно было только днем, когда владелец компьютера был занят на работе. Вечером и в выходные хозяин компа играл, кладя пиксельный вольфейштейновский болт на мои желания.

Я стал тем, кого сейчас называют волонтерами — в свободное от работы время я перенабирал и правил материалы. Вначале поисправлял ошибки. Потом стилистику — материалы, предположительно, готовились эмигрантами, и русский местами сохранял неестественное для него английское строение предложений. Потом вносил комментарии, разъясняющие иностранные реалии. Потом придумывал в дополнение к "иностранным" ситуациям примеры из нашей жизни. Даже практические упражнения делал.

Среди "уроков", что прошли через мои руки был один весьма специфический — «Преодоление доминирования мужчин в смешанных группах». На первых занятиях по феминизму, что я застал, люди перечитывали одноименную статью из "Антологии ненасилия" и обсуждали ее. Упражнения возникали стихийно — ведущая могла предложить группе "сыграть" определенные роли доминирования и подумать над преодолением ситуаций. А могла и не предложить. Но, даже если предлагала, группа могла сыграть мало или плохо, или вообще заявить, что только что сыгранная роль вовсе не доминирование.

Я предложил ведущим немного переделанный вариант с упражнениями. Его с радостью взяли в работу.

Впоследствии "урок" улучшался, адаптировался, шлифовались упражнения. Для ведущих добавился и развивался методический материал с описанием типичных ситуаций, которые возникают и возможными вариантами решения.

Моя адаптация использовалась более чем в двух десятках семинаров в различных городах Украины. Так же материал ксерили и копировали на дискеты, поэтому, вероятно, на его основе проводились еще десятки занятий в разных уголках бывшего СССР. А может и не проводились — у меня нет информации об этом.

Вероятно, будь тогда доступен интернет, как сейчас, моя адаптация разошлась бы более широкими тиражами и была бы более известной. Тогда же она копировалась и передавалась из рук в руки узким кругом энтузиастов.

Хотя я лично присутствовал на многих семинарах, где использовался мой "урок", я ни разу не вел занятия по нему. Во-первых, одним из условий финансирования семинаров по феминизму было то, что большинство ведущих должны быть женщинами. Но это "большинство" должно было составлять не менее 70%, поэтому я вполне мог быть ведущим. Но — во-вторых — не хотел. Я считал, что, когда мужчина ведет урок "преодоление доминирования мужчин" — это неправильно, т. к. роль преподавателя подразумевает определенную власть и определенное доминирование.

Большая часть участниц воспринимала мое присутствие довольно равнодушно, и примерно так же реагировали, когда становилось известно о моей роли в подготовке "урока". Примерно треть выказывала недоумение присутствием и участием мужчины. Недоумение было немного разным, от "что он тут делает" до "странно для мужчины готовить такой материал". И всегда находилось одна-три женщины, что реагировали на меня с ненавистью и агрессией.

Стоит отметить, что я считаю обоснованными такие проявления ненависти. Часть женщин приходит в феминизм потому, что в прошлом были жертвами насилия со стороны мужчин, и для жертвы ненавидеть агрессора — нормальная и естественная реакция.

Агрессия и оскорбления в мой адрес оказывались интересным испытанием для группы. Те, кто воспринимали мое присутствие равнодушно и спокойно, обычно не понимали необходимости в агрессии: «Эй, ты что?!», «Что с тобой?», «У тебя что-то случилось?», «Ты вообще в своем уме?».

Часть участниц, кто выказывали недоумение, могли разделиться весьма странным образом, от нейтралитета до умеренной поддержки агрессии.

Реакция на мужчин — не единственный трудный вопрос феминизма.

Это движение, хотя снаружи и воспринимается монолитным, на самом деле довольно фрагментировано.

Уже упомянутое мной отношение к мужчинам может отличаться:
— ориентация на построение общества без мужчин, едва репродуктивные технологии позволят это;
— построение общества, где мужчине уготована подчиненная роль или роль раба — как справедливый ответ на тысячелетия угнетения женщин;
— достижение равенства и равноправия через изменение законов, устоявшихся традиций и обеспечение женщин аналогичными возможностями, квотирование образования, созданием детских садов на работах, изменение корпоративных культур, чтобы женщина с ребенком могла сделать карьеру и т.д.;
— стремление к равенству и равноправию через формальное квотирование — 50% студенток, 50% работниц, 50% сотрудниц, 50% руководительниц.
Мне даже встречались феминистки, которые считали, что женщина не должна работать, а мужчина должен ее содержать и оплачивать ее покупки.

Различается и отношение к проституции:
— Большинство считает проституцию насилием и рабством, добивается запрета проституции и штрафов именно с клиентов проституток. Из этого большинства довольно небольшое число волонтерок и организаций готовы помочь бывшей проститутке пройти психологическую реабилитацию и получить новую профессию, в основном ограничиваются требованием запрета;
— При этом есть феминистические организации, которые выступают за легализацию проституции, обеспечивают проституткам юридическую помощь, ведут борьбу за права проституток.
Я бы рекомендовал ознакомиться с темой прав секс-работников, там обширные публичные дискуссии и много неоднозначных аспектов.

Отношение ко внешнему виду и эксплуатации сексуального образа в феминизме тоже является предметом дискуссий и, по моему мнению, буквально раскалывает феминизм:
— Довольно сильны голоса тех, кто утверждает, что женщина не должна использовать свой сексуальный образ. Так, Мадонну обвиняли в том, что "способы привлечения внимания эпатажем и обнажением своего тела делают её антифеминисткой, утверждающей патриархальное отношение к женщине как к сексуальной собственности мужчины";
— В то же время существуют более умеренные движения, агитирующие за занятия спортом и здоровый образ жизни. Ну то есть, что женщина должна быть стройной, здоровой, полной сил и с вымытой головой, но не ради мужчин, а ради здоровья. Соответственно, женщина вполне может одеть удобный облегающий спортивный костюм, и ничего страшного в этом нет, но не ради мужчин, а ради комфорта;
— Есть и движения, которые ничего не имеют против макияжа, красивой одежды, очень даже откровенной. По их мнению женщина не должна ограничивать себя в чем либо только из-за отношения мужчин к этому. Ну т.е. неправильно отказываться от декольте потому, что оно нравится мужчинам, а правильно выбирать то, что хочется, независимо от контекста мужских пожеланий.
— И, наконец, есть секс-позитивный феминизм, это вообще крышесносящее явление, не вписывающее в традиционные представления о феминизме, и я не берусь его описывать.

Весь период, когда я занимался подготовкой материалов и когда вообще проводил часть времени в среде феминисток, у меня возникали определенные трудности.

В первую очередь всегда была небольшая доля женщин, которая ненавидела меня и оскорбляла просто потому, что я мужчина. В их глазах такое поведение было оправдано, т. к. женщины пострадали от мужчин и должны отомстить всему мужскому роду в моем лице. Хотя таких женщин было довольно немного, их оскорбления были довольно чувствительны и я, по возможности, предпочитал избегать их компании. В каждом городе, куда мы приезжали с семинаром, эта доля "мстительниц" была представлена своими лицами. Ну т.е. в Тернополе меня оскорбляет какая-то Ирина, а в Хмельницком — Таня. В группе, которая занималась организацией семинаров, была Ольга, которая не только оскорбляла меня, но и травила девушек, что принимали мою помощь в подготовке материалов, называя их агентами патриархата.

Вторая трудность заключалась в том, что даже вполне адекватные женщины отказывали мне в праве воспринимать феминизм, иметь какое-то свое мнение о нем и свои предпочтения, если это мнение и предпочтения не совпадали с ихними. Например, я придерживаюсь мнения, что женщина сама выбирает, как ухаживать за собой и какую одежду предпочитать. Форма ухода может включать тональный крем, тени и тушь, а может ограничиваться мылом и кремами, а одежда любая, от монашеских балахонов до стиля Джессики Реббит. Если моя собеседница придерживается другого мнения, она начинает объяснять, что я ничего не понимаю и ни в чем не разбираюсь, потому что я мужчина, а феминизм — это когда женщина носит бесформенную одежду, чтобы не эксплуатировать сексуальный образ и не пользуется макияжем, чтобы не быть игрушкой мужчин, и как я вообще посмел упомянуть тональный крем, это форма эксплуатации, и я должен немедленно изменить взгляды, иначе я не феминист, а пропагандист патриархата.

Эти две главные трудности вкупе со множеством мелких за пару лет убили в ноль мое желание сотрудничать с феминистками и я переключился на тему экологии и ненасилия. Хотя немного и помогал по знакомству.

Profile

novich_ok: (Default)
novich_ok

October 2017

S M T W T F S
1 2 3 4 5 67
89 10 11 12 1314
1516 17 1819 2021
22232425262728
293031    

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 21st, 2017 07:27 pm
Powered by Dreamwidth Studios