novich_ok: (думающий кот)
Демонстрация — это особое столкновение людей с властью. Дело в том, что есть предусмотренные законом способа сказать власти о своих нуждах. Даже в самой диктаторской стране можно написать лично царю-батюшке. Так вот, демонстрация случается, когда эти способа не работают, а сказать очень надо.

Демонстрация невыгодна любому режиму, даже на 146% демократичному. Невыгодна потому, что демонстрацию в своих интересах будут использовать все силы, не только оппозиционные власти, но и явно террористические.

В конце 1800-х и начале 1900-х из-за неуемной жадности правящего класса мир захлестнула волна демонстраций. Эту волну страны подпитывали друг в друге, чтобы ослабить потенциального противника. Попытки использовать эту волну для ослабления и так ослабленной царской России привели к появлению нового, бесчеловечного и, впоследствии, могущественного режима. Этот режим в будущем сам подпитывал демонстрации в других странах.

Так к чему это я? А, демонстрация — это противостояние. Против демонстрантов будут работать специально обученные люди, выискивать их слабые места. Если на демонстрацию вышла неорганизованная толпа, все будет очень плохо.

Вы можете отдельно погуглить, как именно ведется работа против демонстрантов. Я не знаком с этим в полной мере, у меня есть только некоторые соображения, основанные на личном опыте.

Кроме неорганизованной демонстрации есть иерархически организованная демонстрация. Это исключительно уязвимый способ организации, т. к. потеря нескольких лидеров превращает демонстрацию в неорганизованную — со всем сопутствующим букетом уязвимостей.

Если демонстрантам повезло, к демонстрации присоединятся люди, имеющие опыт неиерархической организации мероприятий. Обычно они являются активистами особой категории движений — борющихся за экологию, права нацменьшинств и женщин, вообще права человека. Эти активисты будут работать против специально обученных специалистов. Будут работать против разрушения демонстрации.

Почти всегда, приступая к работе, активисты начинают с проигрышной позиции. Дело в том, что активисты почти всегда самоучки, их мало, толпа будет пытаться их отвергнуть — и против активистов работает не только штат получивших наилучшее образование профессионалов, но часто и все государство с его машиной репрессий и принуждения.

Собственно, в итоге демонстрация почти всегда проигрывает, т. е. будет разогнана или затихнет сама. Дело в том, что люди, которые участвуют в демонстрации, вынуждены себя содержать. Это означает, что в какой-то момент они вынуждены будут пойти на работу, чтобы не умереть с голоду. Спонсорство от политических сил может изменить положение, но оно же будет обыграно противостоящими силами в публикациях: дескать, не по воле сердца вышли, а за бабло токмо. Еще есть пенсионеры, им не надо работать, но почти всегда это слабые и больные люди, которые также не могут долгое время стоять на улице.

Как я уже сказал, демонстрация часто будет разрушена до того, как даст прямой выигрыш. Ситуаций, когда демонстрация прямо достигала поставленной цели, очень мало. Думаю, на постсоветском пространстве их всего две: Майдан-2004 и Майдан-13/14. Эти две успешные демонстрации будут еще долгие годы очерняться или замалчиваться, т. к., как я уже писал, демонстрации невыгодны государству. Особенно не хочется государству, чтобы люди видели примеры успешных демонстраций и понимали, что сами могут сделать так же.

Поскольку, скорей всего, демонстрация будет разрушена до того, как прямо достигнет цели, стоит замечать косвенные цели и радоваться их достижению. Эти косвенные цели:
— самоорганизация и увеличение количества обученных людей. Очень хорошо, когда после демонстрации на свободе останется больше специалистов по неиерархической организации мероприятий, чем до нее;
— изменение социума. Очень хорошо, когда демонстрация, хоть и не смогла уничтожить конкретную свалку, все же сумела привлечь внимание к чистоте в городе и коммунальщики начали активней убирать мусор;
— сохранность демонстрантов. Если удалось избежать посадок, стычек с милицией и похищений — пусть даже в сравнении с другими демонстрациями — это очень ценное достижение;
— паритет с теми, кто пытается разрушить демонстрацию. Если удалось достичь приемлемого уровня противостояния внешнему воздействию (провокаторам, троянским лидерам, подкупам, кампании очерняющих публикаций) — это очень хорошо. Даже если просто удастся не дать себя очернить — это колоссальное достижение.

Хочу обратить внимание на то, что во враждебной среде (а это сейчас Россия, Крым, *станы, Беларусь) — гораздо лучше погасить демонстрацию самим, если косвенные цели будут достигнуты. Или попытаться за разрешенное время демонстрации достичь как можно больше косвенных целей. Приоритет, с моей точки зрения, должен уделяться подготовке специалистов по неиерархической организации мероприятий. Они, с моей точки зрения, будут тем потенциалом, который позволит сделать следующие демонстрации успешней.

И, почти всегда, надо гасить демонстрацию, если видно, что прямая цель недостижима. Например, люди вышли против назначения госслужащего. Все видят, что численность начинает падать (пенсионеры устали стоять, остальным надо работать). Надо тогда сделать какой-то яркий, запоминающийся жест — и разойтись. Жест желательно такой, чтобы было трудновато очернить. Например, убрать все место демонстрации, чтобы ни бумажки — и ближайший скверик. Или посадить в городские клумбы еще цветов.

Впрочем, убирать за собой надо всегда.
novich_ok: (думающий кот)
Почему я избегаю использовать ее и читать перенасыщенные ей материалы?

Дело в том, что в теме ВТП и посмертного опыта есть две такие гигантские особенности.
Первая из них — в субъективности опыта. Человеческое восприятие является единственным инструментом для изучения этой области. Все источники — как письменные, так и основанные на традиции — основаны именно на восприятии. Т.е. или восприятие, или пересказ чужого восприятия.
Вторая особенность — неопределенность или недостаточность субъективного восприятия. Как со Светящимся Существом. Люди по-разному его называют, их описания сходятся и различаются одновременно. Т.е. в восприятии каждым человеком реалии следующего мира присутствовала неопределенность, недостаточность. До сих пор нет оснований доя того, чтобы утверждать, что это был Иисус — и нет оснований утверждать, что Существо Иисусом быть не могло. Эта неопределенность — своеобразная константа в восприятии реалий следующего мира.

Теперь почему, собственно, я избегаю эзотерической терминологии.
Самая главная причина в том, что использование ее меняет восприятие чужого опыта. Если, скажем, человек опишет, что наблюдал некое существо, и ощущал исходящее от этого существа любовь и любопытство, это описание сохранит субъективизацию опыта. Если человек скажет — «находясь в астрале я встретил дружелюбную тонкую сущность, которая хотела вступить в контакт» — это объективизирует его опыт. Все сразу воспримут его, как того, кто выходит в астрал и контактирует с сущностями, хотя во-первых из его слов совершенно неясно, где он находился — может, в ОС — во вторых это могла быть не сущность, а реализация ожидания контакта. В третьих, что немаловажно, любовь и любопытство могли быть чем-то вроде мимолетного взгляда, который человек поторопился истолковать.
Кроме неуместной объективизации произошло еще две вещи. Была смещена неопределенность.

В приведенном в пример субъективном опыте присутствовали несколько неопределенностей.
1. Неопределенность местоположения. Слово «астрал» люди употребляют ко всему спектру областей — и к областями второго локала, и к области конструируемых реалий ОС, и — я был этому свидетелем — его употребляли по отношению к дремоте.
2. Неопределенность сути существа, его мотивов, целей и намерений. Излучаемое существом любопытство вовсе не означает намерения контакта, а, если и означает, мотивы контакта неизвестны.
3. Неопределенность ситуации в целом. Эта встреча произошла в рамках какого-то процесса или просто случайна? Эта встреча инициирована? Человек к этой встрече двигался, или мысль случайно скакнула?
Эти неопределенности были смещены, хотя они важны.

Почему неопределенности важны?

Как я упоминал, опыт ВТП субъективен. Учет неопределенностей позволяет наметить границу, где заканчивается восприятие. Это как прочесть книгу. Ты знаешь, что, если остановился на 213-й странице, то после нее начинается область прогнозов и предположений. Разграничение областей восприятие и предположений чрезвычайно важно.

Вот примерно причина, по которой я избегаю эзотерической терминологии. Если попробовать объединить все вышесказанное, то:
1. Терминология затрудняет мое восприятие реалий следующего мира, внося в область ожидаемого чужое интерпретированное восприятие и чужие предположения и прогнозы.
2. Терминология смещает границу между восприятием и предположениями. Из-за этого я могу взять в качестве ориентиров допущение, или передать свое допущение в качестве ориентира.
novich_ok: (думающий кот)
Если сравнивать «адептов» ОС и ВТП, то сторонники ОС более адекватны.

Кстати — этой ночью я спал мало и глубоко. До двух ночи доделывал хвосты по работе.
novich_ok: (думающий кот)
Собственно после прочтения Хассена задумался о своих работах. Конечно, я не берусь заявлять, что все это применялось осознанно, но примерно на пяти из семи моих работ руководство использовало определенные методики для воздействия на создание. Они отличались от практикуемых у, скажем, Свидетелей Иеговы, и это наталкивает меня на предположение, что, возможно, некоторые из владельцев делали это неосознанно. Тем не менее:
1. Основной частою воздействия был перевод восприятия отношений сотрудника с организацией из деловых в семейные. Из обычного «ты мне — я тебе» отношения плавно переходили в нечто странное с позиции здравого смысла. Базовая концепция заключалась в том, что руководитель позаботился о сотруднике, обеспечив его работой и оборудованием рабочего места, сотрудник же в ответ должен позаботится о руководителе-фирме, выполняя свою работу. Это плавно выводило на концепцию, что сотрудник работает не чтобы получить зарплату, а чтобы вернуть фирме моральный долг за заботу.
2. Вспомогательной частью воздействия была культивация в сотруднике чувства вины.
3. Дальше шло типичное для деструктивных культов использование коллектива и среды для воздействия на сотрудника.
4. Снова типичное для деструктивных культов — списки правил, что делать совсем нельзя, а что только определенным образом. Например, на перекур человек мог выйти только в определенное время, а не когда устал.
5. Естественные потребности выставлялись, как предательство. Например, если сотрудник задерживался в туалете, его могли за это отругать. Обед на рабочем месте одновременно и разрешался — и служил причиной регулярного недовольства. Выход на больничный расценивался, как предательство, а болезнь — как намеренный саботаж. Поход к зубному вообще был чем-то из ряда запретного — люди под это дело отпрашивались у мастера, который их «прикрывал», якобы отправляя на какой-то заказ.
6. Уход с работы вовремя считался чем-то постыдным. Человек мог уйти домой вовремя, не подвергнув себя давлению, только если сделал всю работу — кстати, это было невозможно, потому что задания выдавались не утром, а за два часа до окончания рабочего дня.

Дополнительные неупорядоченные моменты:
— Нормальной практикой во многих организациях является дать сотруднику поручение, которое он или не успеет, или не сможет выполнить — и потом обвинить его в этом. Собственно, часть изучающих таймменеджмент — сотрудники именно с этой проблемой. Они пытаются научиться успевать то, что успеть не могут.
— Общение с конкурентами во многих организациях считается чем-то вроде предательства — при том, что для человека естественно искать для себя более комфортное месте. Человек, уходящий в другую фирму, вынужден это делать, чувствуя себя неудачником, предателем, тем, кто подвел коллектив, тем, кто сбежал от трудностей. Хотя, по сути, человек мог сбежать в первую очередь из нездоровой атмосферы и нехороших условий труда.
— В любой неудаче обвиняют сотрудника. Например, в результате ошибки планирования надо сделать за два дня то, что обычно делается за неделю. Если сотрудник не справится, его будут обвинять, ругать, могут оштрафовать. Сотрудник будет чувствовать себя виноватым, что он подвел фирму — но на самом деле ситуация была организована так, что иной результат был невозможен. Люди, создающие ситуацию, сделали ее именно так, чтоб сотрудник не успел, и чтоб потом его обвинить.
— Случается, что простое соответствие места правилам техники безопасности выдается за акт неслыханной щедрости со стороны руководства. Дескать, вот, смотри, мы провели заземление к твоему станку, как мы о тебе заботимся, а ты, блин, вместо работы по больничным шастаешь.
— Часто на фирмах царит особая атмосфера постоянного стресса и напряжения. Сотрудник должен переживать, что его уволят, что не успеет, что вызовет недовольство начальства. Все усиливается неструктурированностью процессов и неопределенностью должностных обязанностей. Например, сотрудник вроде как должен принимать решения по определенным вопросам — но не обладает полномочиями это делать и вынужден визировать каждое решение у начальства, которое, в свою очередь, обвиняет сотрудника в несамостоятельности, хотя само любую самостоятельность запретило. Или, скажем, есть некая работа, которая не закреплена за кем-то конкретным, но за невыполнение которой наказывают коллектив.
— Забота о семье, детях или просто любимом человек может считаться чем-то вроде предательства, а человек, торопящийся к любимой и не желающий задерживаться после окончания рабочего дня — саботажником.

В результате такого воздействия фирма получает сотрудников, которые прекрасно и безропотно выполняют все, что им сказали, при этом считают себя виноватыми, не требуют большой зарплаты и, дополнительно, не могут адекватно оценивать ситуацию. У таких сотрудников есть парочка отличий:
1. Они называют заниженные сроки, в которые не смогут успеть.
2. Они называют стоимость работ гораздо ниже адекватной.
3. Они соглашаются с любой стоимостью и сроками, которые озвучит начальство, даже понимая, что не успеют.

Потом наступает особый «кризис мотивации». Это качество сотрудника, не фирмы. Т.е., человек, придя на другую фирму, принесет этот кризис мотивации с собой. Суть «кризиса мотивации» сводится к тому, что чувства вины и тревоги достигли такого уровня, что парализуют деятельность и творческое мышление — ну, или сильно их замедляют. Внешне этот уровень тревоги и вины не заметен, поскольку уже давно вытеснен в подсознание. Стандартные методики управления через стресс и чувство вины перестают работать, так как достигнут предел. Вместе с этим позитивные методики тоже работают исключительно хреново. Причин тут две.
1. Для работы позитивных методик надо вначале избавиться от накопившегося чувства вины. Это как чтобы начала работать полироль для мебели, вначале надо отчистить с мебели метровый слой говна.
2. Само чувство вины при этом не воспринимается, как результат воздействия на сознание, сотрудник на самом деле считает себя неумехой, о котором заботились просто так.
3. Многие из предыдущих методик воздействия представляли собой своеобразный «отравленный позитив» — тандем из позитивной и негативной частей. Например, таким было заявление об благоустройстве рабочего места — вначале человеку говорят позитив, что о нем позаботились, потом — негатив, что он эту заботу должным образом не отрабатывает и должен соответствующим образом постараться.
novich_ok: (Default)
Прошу прощения за то, что отошел от основных тем блога. Мне недавно попались в руки три великолепные книги.
1. Хассен С. Освобождение от психологического насилия.
2. Хассен С. Противостояние сектам и контролю над сознанием.
3. Роберт Джей Лифтон. Технология промывки мозгов. Психология тоталитаризма.
Собственно, эти книги — кстати, вам будет полезно их прочесть — вытолкнули в область осознанного характерное отличие особой категории людей. Эта категория людей не любит независимого мышления. Конечно, не обязательно все они последователи каких-то культов. Просто это, фактически, барьер на пути развития.

Обычной практикой в обсуждении эффективности — или особенностей — каких-то психологических (или эзотерических) методик является заграждающая фраза:
«%имя методики% работает безупречно, а если не работает, то ты или вообще ее не пробовал, или начал и бросил».
Эта фраза ужасна по нескольким причинам. Если вы прочли хоть одну из вышесказанных книг, вы легко узнаете в ней одновременно несколько типичных схем контроля за сознанием.
1. Разделение людей на тех, кто практикует методику и тех, кто не практикует. Непрактикующие авансом неправы.
2. Разделение информации. Есть информация, приобретенная в результате работы с методикой — эта верная информация. Вся остальная информация неверна.
3. Необоснованность нападок. Дескать, у человека недостаточно оснований для оценки методики, если он не добился ее успешности.
4. Вина за неработающую методику возлагается на человека. Плюс сюда добавится вина за необоснованные нападки — если эта часть пакета сработает.

К счастью, независимость мышления — очень хороший признак вменяемости. Не каждый вменяемый независимо мыслит, но каждый независимо-мыслящий — вменяем. Поэтому я скорей прислушаюсь к мнению человека, говорящего, почему методика может не сработать, чем к вышеупомянутому мнению о безупречности методики.

Profile

novich_ok: (Default)
novich_ok

October 2017

S M T W T F S
1 2 3 4 5 67
89 10 11 12 1314
1516 17 1819 2021
22 232425262728
293031    

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 24th, 2017 05:42 am
Powered by Dreamwidth Studios