Feb. 7th, 2017

novich_ok: (Default)
Бигданушка сексизма вбросил.

У меня мама постоянно жаловалась на до, как ей тяжело нас, мужчин, обслуживать и обстирывать. При этом:
— уборка была на мне, отце и брате;
— ковры выбивали я с отцом, когда брат подрос — я с братом;
— трусы и носки каждый стирал за собой сам, остальное стирал отец;
— готовили мама с папой примерно поровн;
— посуду мыли по очереди: я, отец, мать, брат, когда подрос.

Я плохо помню ранний период моего детства и не могу сказать, кто в то время готовил или стирал. Поэтому, допускаю, был период, когда моя мать делала большую часть домашней работы. Примерно года два-три — пока мне не исполнилось пять, мы жили с дедушкой и бабушкой, которые явно делали часть работы. По крайней мере готовили — много бабушкиных или дедушкиных блюд, что я помню, родители готовить не умели. А лет с семи меня уже активно привлекали к уборке, покупкам, стирке, пришиванию пуговиц и т.д.

Получается, что довольно длительный период мама выполняла меньшую в сравнении с отцом часть работы по дому, но при этом рассказывала всем, что выполняет ее всю.
novich_ok: (Default)
На одной из моих работ меня выдавили потому, что я знал несколько больше, чем требуется.

Общение с клиентом там шло по следующему принципу:
— Пообещать ему, что все его фичи исполнимы;
— Получить его согласие на дизайн;
— В процессе работы убеждать, что некоторые фичи невыполнимы, подгоняя желания клиента под возможности самописного движка, пользуясь дырами в ТЗ.
В итоге получалось, что клиент платил разработку базового функционала движка, хотя разработки толком не было, была только верстка макета.

Все это я понял задним числом, постфактум. Об этом меня никто не информировал.

Но, зная, как должен происходить процесс разработки, я вначале делал предметом переговоров не оформление, а функциональный макет. Где четко прописано, какой модуль где стоит, что выполняет, как реагирует на наведение мышки, как на клик. Этот функциональный макет прилагался к ТЗ и разработчики вынуждены были делать всё, что обещали клиенту.
novich_ok: (Default)
Где-то в 94 я, во многом наивный студент, впервые попал на семинар по ненасилию, проводимый Советско-Американской гуманитарной инициативой Голубка. В целом действия инициативы были направлены на повышение экологической грамотности, на развитие гражданского общества, на создание общественных организаций и гражданских инициатив, на защиту прав женщин.

Так получилось, что мне было интересно участие в этой теме и я решил принять участие. Материалы были переведены весьма странно, часто созданы без учета наших реалий. Одни лишь бейсбольные термины вроде питчера чего стоили!

При этом несколько человек, что вели это, или плохо владели языком, или банально не имели времени на правки и улучшения материалов. Тогда я имел доступ к 386 с винчестером на 100 мб, двумя мегабайтами оперативки, WFW 3.1 (не 3.11) с Ms Works. Правда, работать можно было только днем, когда владелец компьютера был занят на работе. Вечером и в выходные хозяин компа играл, кладя пиксельный вольфейштейновский болт на мои желания.

Я стал тем, кого сейчас называют волонтерами — в свободное от работы время я перенабирал и правил материалы. Вначале поисправлял ошибки. Потом стилистику — материалы, предположительно, готовились эмигрантами, и русский местами сохранял неестественное для него английское строение предложений. Потом вносил комментарии, разъясняющие иностранные реалии. Потом придумывал в дополнение к "иностранным" ситуациям примеры из нашей жизни. Даже практические упражнения делал.

Среди "уроков", что прошли через мои руки был один весьма специфический — «Преодоление доминирования мужчин в смешанных группах». На первых занятиях по феминизму, что я застал, люди перечитывали одноименную статью из "Антологии ненасилия" и обсуждали ее. Упражнения возникали стихийно — ведущая могла предложить группе "сыграть" определенные роли доминирования и подумать над преодолением ситуаций. А могла и не предложить. Но, даже если предлагала, группа могла сыграть мало или плохо, или вообще заявить, что только что сыгранная роль вовсе не доминирование.

Я предложил ведущим немного переделанный вариант с упражнениями. Его с радостью взяли в работу.

Впоследствии "урок" улучшался, адаптировался, шлифовались упражнения. Для ведущих добавился и развивался методический материал с описанием типичных ситуаций, которые возникают и возможными вариантами решения.

Моя адаптация использовалась более чем в двух десятках семинаров в различных городах Украины. Так же материал ксерили и копировали на дискеты, поэтому, вероятно, на его основе проводились еще десятки занятий в разных уголках бывшего СССР. А может и не проводились — у меня нет информации об этом.

Вероятно, будь тогда доступен интернет, как сейчас, моя адаптация разошлась бы более широкими тиражами и была бы более известной. Тогда же она копировалась и передавалась из рук в руки узким кругом энтузиастов.

Хотя я лично присутствовал на многих семинарах, где использовался мой "урок", я ни разу не вел занятия по нему. Во-первых, одним из условий финансирования семинаров по феминизму было то, что большинство ведущих должны быть женщинами. Но это "большинство" должно было составлять не менее 70%, поэтому я вполне мог быть ведущим. Но — во-вторых — не хотел. Я считал, что, когда мужчина ведет урок "преодоление доминирования мужчин" — это неправильно, т. к. роль преподавателя подразумевает определенную власть и определенное доминирование.

Большая часть участниц воспринимала мое присутствие довольно равнодушно, и примерно так же реагировали, когда становилось известно о моей роли в подготовке "урока". Примерно треть выказывала недоумение присутствием и участием мужчины. Недоумение было немного разным, от "что он тут делает" до "странно для мужчины готовить такой материал". И всегда находилось одна-три женщины, что реагировали на меня с ненавистью и агрессией.

Стоит отметить, что я считаю обоснованными такие проявления ненависти. Часть женщин приходит в феминизм потому, что в прошлом были жертвами насилия со стороны мужчин, и для жертвы ненавидеть агрессора — нормальная и естественная реакция.

Агрессия и оскорбления в мой адрес оказывались интересным испытанием для группы. Те, кто воспринимали мое присутствие равнодушно и спокойно, обычно не понимали необходимости в агрессии: «Эй, ты что?!», «Что с тобой?», «У тебя что-то случилось?», «Ты вообще в своем уме?».

Часть участниц, кто выказывали недоумение, могли разделиться весьма странным образом, от нейтралитета до умеренной поддержки агрессии.

Реакция на мужчин — не единственный трудный вопрос феминизма.

Это движение, хотя снаружи и воспринимается монолитным, на самом деле довольно фрагментировано.

Уже упомянутое мной отношение к мужчинам может отличаться:
— ориентация на построение общества без мужчин, едва репродуктивные технологии позволят это;
— построение общества, где мужчине уготована подчиненная роль или роль раба — как справедливый ответ на тысячелетия угнетения женщин;
— достижение равенства и равноправия через изменение законов, устоявшихся традиций и обеспечение женщин аналогичными возможностями, квотирование образования, созданием детских садов на работах, изменение корпоративных культур, чтобы женщина с ребенком могла сделать карьеру и т.д.;
— стремление к равенству и равноправию через формальное квотирование — 50% студенток, 50% работниц, 50% сотрудниц, 50% руководительниц.
Мне даже встречались феминистки, которые считали, что женщина не должна работать, а мужчина должен ее содержать и оплачивать ее покупки.

Различается и отношение к проституции:
— Большинство считает проституцию насилием и рабством, добивается запрета проституции и штрафов именно с клиентов проституток. Из этого большинства довольно небольшое число волонтерок и организаций готовы помочь бывшей проститутке пройти психологическую реабилитацию и получить новую профессию, в основном ограничиваются требованием запрета;
— При этом есть феминистические организации, которые выступают за легализацию проституции, обеспечивают проституткам юридическую помощь, ведут борьбу за права проституток.
Я бы рекомендовал ознакомиться с темой прав секс-работников, там обширные публичные дискуссии и много неоднозначных аспектов.

Отношение ко внешнему виду и эксплуатации сексуального образа в феминизме тоже является предметом дискуссий и, по моему мнению, буквально раскалывает феминизм:
— Довольно сильны голоса тех, кто утверждает, что женщина не должна использовать свой сексуальный образ. Так, Мадонну обвиняли в том, что "способы привлечения внимания эпатажем и обнажением своего тела делают её антифеминисткой, утверждающей патриархальное отношение к женщине как к сексуальной собственности мужчины";
— В то же время существуют более умеренные движения, агитирующие за занятия спортом и здоровый образ жизни. Ну то есть, что женщина должна быть стройной, здоровой, полной сил и с вымытой головой, но не ради мужчин, а ради здоровья. Соответственно, женщина вполне может одеть удобный облегающий спортивный костюм, и ничего страшного в этом нет, но не ради мужчин, а ради комфорта;
— Есть и движения, которые ничего не имеют против макияжа, красивой одежды, очень даже откровенной. По их мнению женщина не должна ограничивать себя в чем либо только из-за отношения мужчин к этому. Ну т.е. неправильно отказываться от декольте потому, что оно нравится мужчинам, а правильно выбирать то, что хочется, независимо от контекста мужских пожеланий.
— И, наконец, есть секс-позитивный феминизм, это вообще крышесносящее явление, не вписывающее в традиционные представления о феминизме, и я не берусь его описывать.

Весь период, когда я занимался подготовкой материалов и когда вообще проводил часть времени в среде феминисток, у меня возникали определенные трудности.

В первую очередь всегда была небольшая доля женщин, которая ненавидела меня и оскорбляла просто потому, что я мужчина. В их глазах такое поведение было оправдано, т. к. женщины пострадали от мужчин и должны отомстить всему мужскому роду в моем лице. Хотя таких женщин было довольно немного, их оскорбления были довольно чувствительны и я, по возможности, предпочитал избегать их компании. В каждом городе, куда мы приезжали с семинаром, эта доля "мстительниц" была представлена своими лицами. Ну т.е. в Тернополе меня оскорбляет какая-то Ирина, а в Хмельницком — Таня. В группе, которая занималась организацией семинаров, была Ольга, которая не только оскорбляла меня, но и травила девушек, что принимали мою помощь в подготовке материалов, называя их агентами патриархата.

Вторая трудность заключалась в том, что даже вполне адекватные женщины отказывали мне в праве воспринимать феминизм, иметь какое-то свое мнение о нем и свои предпочтения, если это мнение и предпочтения не совпадали с ихними. Например, я придерживаюсь мнения, что женщина сама выбирает, как ухаживать за собой и какую одежду предпочитать. Форма ухода может включать тональный крем, тени и тушь, а может ограничиваться мылом и кремами, а одежда любая, от монашеских балахонов до стиля Джессики Реббит. Если моя собеседница придерживается другого мнения, она начинает объяснять, что я ничего не понимаю и ни в чем не разбираюсь, потому что я мужчина, а феминизм — это когда женщина носит бесформенную одежду, чтобы не эксплуатировать сексуальный образ и не пользуется макияжем, чтобы не быть игрушкой мужчин, и как я вообще посмел упомянуть тональный крем, это форма эксплуатации, и я должен немедленно изменить взгляды, иначе я не феминист, а пропагандист патриархата.

Эти две главные трудности вкупе со множеством мелких за пару лет убили в ноль мое желание сотрудничать с феминистками и я переключился на тему экологии и ненасилия. Хотя немного и помогал по знакомству.

Profile

novich_ok: (Default)
novich_ok

October 2017

S M T W T F S
1 2 3 4 5 67
89 10 11 12 1314
1516 17 1819 2021
22 232425262728
293031    

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 24th, 2017 05:53 am
Powered by Dreamwidth Studios