May. 15th, 2017

novich_ok: (Default)
Последнее время умы некоторых российских оппозиционеров бродят идеей ненасильственных действий. Потому что это вроде как:
— безопасно;
— не надо драться;
— что-то делается для очистки совести;
— чувствуешь себя элитарным — мы не громим помещиков, мы выше этого;
— может сработать.

Начну с малого. Я натыкался на статьи о том, что Шарп в России не работает. Вот, например. Или вот. А вот тут рассматриваются методы противодействия.

Первое затруднение, как можно предположить из упомянутых текстов, в том, что ненасильственные способа и методы, которые планируется применить, тщательно изучены. По ним ФСБ рабтает еще с 2003, с Революции Роз. Все ненасильственные начинания, происходившие в России до сегодняшнего дня, были провалены, дискредитированы, расколоты, обескровлены, куплены.

Второе затруднение в том, что российская оппозиция весьма слабо представляет, как именно работают ненасилие. Это преподносится в виде магии: "вначале нас не замечают, потом борются с нами, а потом мы побеждаем". Как это должно сработать в реальной жизни? Вышли на демонстрацию и Путин ушел? Ну ладно, не Путин. Берем цель поменьше: вышли на демонстрацию и дороги починились?

Дальше:
— это небезопасно;
— многим придется драться, чтобы защитить себя и не стать инвалидом;
— совесть все равно будет ныть, т.к. часть демонстрантов будут чуть ли не публично судить, а ты будешь ощущать свою беспомощность;
— чувство элитарности останется, это да. Ты выше всего этого, о да, ты прям Иисус или Будда, весь такой ненасильственный;
— не сработает;
— после акции власти определят потенциальных лидеров и посадят-запугают каждого.

Предвижу вопрос, типа почему ты это пишешь, лучше стоит поддержать тех, кто борется с режимом, а ты их моральный дух опускаешь. Лучше бы помог, вы же типа заодно.

Эммм, как бы вам так повежливей ответить.

Ненасилие работает очень специфически.
Вот если в нормальной стране на десять ментов вас тридцать или даже пятьдесят человек, то все пройдет ненасильственно. Если на десять ментов вас всего трое — шансы ненасильственности падают. Едва журналисты устанут и поедут по домам, вас шустро повяжут.
В диктатурах еще хуже. Там менты или армия могут просто начать валить на поражение, и пофигу.
Поэтому, пока все нормально, должна быть бо-о-ольшая толпа. Это раз.

Во-вторых, — ненасилие не означает пассивность, не означает послушность закону. Это не как в первомай, взял плакат, прошел по маршруту, положил плакат. Ненасилие — это требование. И готовность продолжать, пока требование не будет выполнено. Ненасилие — это в том числе акции гражданского неповиновения, возведение баррикад, бойкоты, перекрытие улиц, захват зданий.

Опс, таки да. Вы берете лавочки и строите из лавочек баррикаду. Это ненасилие. Если бы вы били ментов доской, что тащите на баррикаду, тогда да, насилие. А когда не бьете — ненасилие.

Или вот вы входите в здание. И говорите, что отсюда не уйдете, пока ваши требования не выполнят. И блокируете двери, заваливая изнутри шкафами. Это тоже ненасилие.

Или, вот, отказ сотрудничать с кровавым диктатором. Отказ платить налоги. Отказ от школы. Отказ сотрудничать с конторами, что не осудили аннексию. Отказ покупать продукты в магазинах, что вешают колрадки. Бойкоты — тоже ненасилие.

И вот к гипотетическому вопросу: чей моральный дух я должен поддерживать? Серьезно.

Где те, кто ненасильственно борется с режимом, перегораживает улицы, строит баррикады, захватывает здания, бойкотирует? Опс... а их нету. Есть один-два человека.

И вот тут встает дилемма. Я могу поддержать эту небольшую группу энтузиастов, вселив в них уверенность в успехе и, фактически, отправив их на смерть. Или я могу сказать:
— не акциями. Сейчас надо обучать, чтобы как можно больше людей знало, как надо все делать, а не пытаться загубить знающих людей на акциях;
— не сейчас. Дождаться массовых выступлений из-за ухудшения жизни и возглавить эти выступления, а не смотреть беспомощно, как твою девушку куда-то тащат менты;
— не здесь. Лучше сберечь себя, свою семью и скипнуть куда-то. Вы гораздо больше пользы принесете человечеству, программируя фронтенд в Берлине, чем пытаясь бороться с диктатурой ненасилием в рамках закона, т.е. наименее эффективным методом, только чтобы не побили.

Поэтому я пишу: УЗБАГОЙСЯ. Россия обречена. Не мешай ей сползать в трясину. Ну и не помогай, чтобы случайно не утонуть вместе с ней. Езжай куда-то.

Если тебя мучит совесть, и очень хочется что-то таки сделать, воспринимай отъезд, как форму ненасильственного сопротивления. Ты не будешь поддерживать режим налогами. Ты не будешь сотрудничать с организациями, что одобряют аннексию. Ты не будешь поддерживать своими деньгами магазин, что в день аннексии вывесил плакат "Крым наш!", обвешанный колорадками. При этом ты будешь поддерживать налогами и деньгами страну и организации, что борются с Россией. Это хорошее, здоровое ненасилие.
novich_ok: (Default)
Принципиальность

Главное в ненасилии, с моей точки зрения, принципиальность.

Вот почему-то принято считать, что, если что-то не нравится, то прошел демонстрацией и свой ненасильственный долг выполнил. Те, кто серьезно идут по пути ненасильственного сопротивления, заходят дальше:
— принципиально отказываются сотрудничать с властью и признавать ее законы;
— принципиально отказываются сотрудничать с теми, кто признает власть, бойкотируют их.
За такое принципиальное нежелание сотрудничать человека могут покалечить или бросить в тюрьму.

Неиерархическая структура

Залогом выживаемости ненасильственных движений является умение построить масштабируемую неиерархическую структуру. В ненасилии нет такого, как "лидер движения Навальный", там есть множество координирующих совещаний и "спицы", люди, которых совещание наделяет полномочиями представлять их интересы на центральных совещаниях.

Такая структура делает ненасильственное движение неуязвимым для "обезглавливания", перекупа лидеров и т.д. Но требует определенного уровня развития. Как показывает мой опыт и опыт моих знакомых, в России люди умеют "делать что скажут" или "подсказывать, как лучше". Принять группой решение "как лучше" и делать это решение, т.е. объеднить два режима, у них получается туго, и тем туже, чем более смелое "как лучше" они спланировали.

(Ошибочно, думаю, будет полагать, что россияне привыкли идти за лидером. С моей точки зрения, они привыкли идти за "щитом", человеком, который возьмет на себя все риски и понесет все потери).


Незаконность

Ненасильственные действия не обязательно законны. Оно могут включать в себя порчу имущества и нанесение убытков множеством других способов. Например, бойкот может поставить магазин на грань банкротства и стать причиной увольнения сотрудников. Которые вполне могут быть хорошими, вменяемыми людьми.

Ненасильственные действия — не обязательно демонстрации-забастовки. Это множество других способов по созданию трудностей тем, чьего решения добиваются.

Например, зачем нужна демонстрация в центре города ночью, когда мэр города спит у себя дома? Нужно перенести ее в дому мэра, и всю ночь кричать в мегафон лозунги.

Например, если причина ненасильственной акции — стихийная свалка, то почему бы не собрать этот мусор и не выгрузить на центральной площади? Типа если мэр не идет к мусору, мусор идет к мэру.

Если вы начинаете понимать, то ненасильственные акции, кроме мирно-милого стояния с транспарантами подразумевают создание неудобств тем, кто должен принять решение. Неудобств серьезных, включающих в себя действия, парализующие работу предприятий, городских служб, институтов власти, работы транспорта.

Порча имущества допустима, но это должен быть не примитивный вандализм, а парализующие разрушения. Например, когда нужно парализовать работу предприятия, и протестующих слишком мало для удержания блокировки, вполне можно вывести из строя подстанцию.
Принцип работы — концентрация неудобств

Есть проблема, например, аварийный дом, в котором живут люди и который надо расселить. Есть человек или группа людей, которые должны решить проблему, например, мэр или губернатор. Ненасильственные действия лучше работают, когда концентрируются на тех, кто должен решать проблему, создают им неудобства, затрудняют жизнь. Ну и создают убытки и репутационные потери чиновникам и их бизнесу.

В случае с мэром и аварийным домом, есть следующие идеи действий:
— забастовка следует за мэром;
— жители аварийного дома под защитой демонстрантов переселяются к мэру, в здание горсовета или в принадлежащий мэру супермаркет;
— парализуется работа бизнеса мэра;
— все это продолжается, пока проблема не будет решена.

Такая концентрация неудобств создает ситуацию, в которой расселение жильцов аварийного дома будет меньшим из зол. Даже если сейчас бизнес мэра понес не слишком большие убытки, готовность продолжать акцию показывает, что рано или поздно убытки сравняются с расходами на расселение жильцов.

Принцип работы — репутационные потери

Ненасильственные методы работают таким образом, что сторона, которая будет решать проблему насилием, понесет репутационные потери. Жильцы из предыдущего примера, живущие в здании горсовета, уже пятно на репутации, но, если их силой выгнать, станет только хуже. По миру разойдутся видео ютуба "Злой мэр выгоняет старушку, пиная ее под ребра". Лет восемь назад при определенной степени распространения видео даже мэр тоталитарного Устьпиздюйска получил бы пиздюлей за то, что так позорил Россию.

Это кагбэ вторая особенность ненасилия. Оно создает тебе неудобства, но любые твои действия будут тебе во вред. Потому что миром протестующие не уйдут, а применение силы будет выглядеть неправомерным, морально неоправданным.

Этот аспект лучше всего передается аналогией старушки-бомжихи, что пришла и села на один из выносных столиков кафе. Своим запахом она отпугивает посетителей, но выгонять ее — себе дороже. Мало того, что будешь выглядеть зверем, так и сам вонять станешь. Оптимальным решением просто дать старушке тарелку борща с условием, что она этот борщ будет есть в ста метрах у фонтана.
Российские ноу-хау

Спецслужбы СССР, и, впоследствии, России, считают распад СССР тактической победой США, которые каким-то образом обучили людей выходить на демонстрации и добиваться своего. Поэтому в России спецслужбы решили взять реванш и удесятерили свои усилия после Революции Роз и Майдана-2004. Стоит отметить, что российским спецслужбам удалось достичь определенных успехов. Я не изучал подробно, как они работают, но навскидку могу указать несколько отличительных моментов:

1. Ненасилие в рамках закона. Эта концепция, на мой взгляд, стерилизовала российские протесты, сделала их котом-без-бубенцов-и-без-мотивации. Каждый диктатор требует, чтобы демонстранты соблюдали закон, но в России это приняло форму некоего соглашения, которое вызвались соблюдать протестующие. (На самом деле следование закону — ловушка. Диктатор может принять любой закон, например, запретить собираться группами по три и более людей. Как тогда проведешь демонстрацию в рамках закона?)

2. Агенты влияния и карманная оппозиция. Поскольку взять реванш хотят именно спецслужбы, то и действуют своими, "спецслужбовскими" методами:
— компромат и дискредитация. Постоянное создание негативных ассоциаций. Тот же участок 1488 у Навального. Лимонов и Шендерович у проститутки. Болотники, белогандонники и т.д.;
— популярные люди, которые входят в оппозиционное движение и внедряют определенные концепции. Эти концепции выглядят безобидно, но в перспективе ослабляют протестное движение. Например, усилиями одновременно нескольких лиц, была внедрена концепция "ненасилия в рамках закона", превратившая протест в совковый первомай, бессмысленный и бесполезный.
— несколько якобы оппозиционных партий, вроде Яблока, оттягивающих голоса громкими заявлениями;
— покупка оппозиционных блогеров и оппозиционных СМИ для трансляции "мягких" концепций. Эти "мягкие" концепции впоследствии ужесточались, вплоть до террористов ЛНР-ДНР в студии. Хотя главное не постепенное "ужесточение"  концепций, а преодоления самой основы ненасилия — принципиальности.

3. Отложенное насилие. "Размазывание" репутационных потерь. Репутационную отдачу от разгона силовыми методами в России разделяют на несколько этапов и делят между разными ведомствами, стараясь отсрочить действия до того момента, когда журналистам надоест освещать процесс:
— Недопуск части лидеров на акцию. Обыск, задержание. Потом извиняются и отпускают;
— Провокация. От имени демонстрантов неизвестные совершают акт насилия. Полиция задерживает не тех, кто совершил насилие, а случайных демонстрантов, что под руку попали. Провокаций может быть несколько. Обычно решается довольно просто — повязать провокаторов и сдать полиции, но в России это делается редко;
— Вытеснение начинается после того, как часть демонстрантов уйдет по домам;
— По дороге домой некоторых демонстрантов могут выкрасть, арестовать или избить;
— Спустя некоторое время определяются лидеры протеста и против них заводятся уголовные-административные дела;
— Уголовные-административные дела ведутся итерациями, переносами. Если собралась большая толпа под судом и много журналистов снимают — судья отправит дело на доработку. И так будет, пока не останется полтора смешных журналиста, тогда вкатают срок. Если интерес не ослабевает, то будет закрытое заседание или смешной условный срок.
Т.е. жесткой реакции во время акции не будет, будет выдавливание, атака на отдельных демонстрантов и уголовные/административные дела против лидеров.

Profile

novich_ok: (Default)
novich_ok

June 2017

S M T W T F S
     1 23
4 56 7 8 910
1112 13 14 15 16 17
181920 21 2223 24
252627282930 

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jun. 26th, 2017 05:25 am
Powered by Dreamwidth Studios